Показать содержимое по тегу: установка креста
 
 

Приморские корейцы, дорога в пропасть и установка Креста
Первая часть рассказа протоиерея Вячеслава Брегеда здесь.
Вторая часть здесь.
Корейцы на приморской земле: история села Адими
Если смотреть по карте Приморья, то можно заметить, что северная ее часть и западная проходят по Сихотэ-Алинскому.
 
Какие же здесь реки? Это в первую очередь бассейн реки Амур с притоками и те реки, которые впадают непосредственно в Тихий океан. Северная часть Приморья – это только бассейн реки Самарги.

В конце недели меня порадовали, что скоро подъедет Олег Эдуардович Бабицкий – один из ведущих инженеров лесозаготовки. К нам вошел мужчина лет за сорок и предложил поехать на само предприятие, сделать там деревянный Крест и установить его на северной части Приморья вдоль главной дороги, как раз на границе с Хабаровским краем. Я поехал с ним к месту установки Креста. Предприятие, которое принимают лес, по рассказам Олега Эдуардовича, расположено на месте деревни Адими, сейчас это название порта, речки и мыса.

«Один человек спросил у меня разрешения поставить палатку на берегу мыса», – продолжал Олег Эдуардович. Я спросил: «А какова в этом необходимость?», и он ответил: “Я жил и родился в этой деревне, в школу ходил, хочу хоть немного, но побывать на своей исторической родине.” Я разрешил ему остаться. Впоследствии мы не раз с ним встречались, и находили остатки артефактов от прежней жизни: то плуг, то остатки полусгнившей телеги».

Позднее я прочитал в интернете об этой деревне следующее:
«По книге Валентина Пака «Земля вольной надежды» приводятся сведения о корейских селениях, которые сформировались к 1913 году…
Село АДИМИ образовано, по мнению разных исследователей, в 1872 или 1873 году. По-видимому, первые семьи начали обосновываться здесь еще в 1872 году, а большинство переселенцев появилось в 1873 году. Первые 20 лет, т. е. до 1892 года, село было единым и называлось просто Адими, хотя имело большую территорию. Наименование населенного пункта произошло от названия реки Адими, в долине которой поселились корейцы. По мнению Ф.Б. Соловьева, название реки имеет аборигенное тунгусо-маньчжурское происхождение.
В 1872 году река Адими была переименована в реку Пойма.

Одно из первых обследований села было произведено в 1878 году чиновником для дипломатической переписки при генерал-губернаторе Восточной Сибири В. Висленевым. У него было предписание: определить удобства местности, где поселились иммигранты, и налаженность их хозяйственного быта; установить обеспеченность переселенцев всем необходимым и наличие школ.

Результаты этого обследования, по распоряжению генерал-губернатора Восточной Сибири Д.Ч. Анучина, были опубликованы в «Сборнике главнейших официальных документов по управлению Восточной Сибирью» в 1884 году, в г. Иркутске. Одно из достоинств этой работы – поименные списки первопоселенцев. По данным В. Висленева, «Корейское селение Адими расположено на реке того же названия; нижняя фанза села отстоит от впадения (устья) р. Адими в Амурский залив на 7.5 верст, верхняя фанза отстоит от нижней на расстоянии 5 верст, вверх по течению р. Адими; остальные фанзы расположены между ними».

По данным В. Висленева, в 1878 году в селении Адими было 46 фанз (домов), число жителей составляло 176 чел., в том числе мужчин 96 чел., женщин 80 чел., крещеных по православному обряду 29 чел.

Со временем селение значительно увеличивалось как по площади, так и по населению. Так, в архивном документе, где приводятся сведения о числе крестьянских дворов в Посьетском участке в 1890 году, в Адими значится 215 дворов.

По-видимому, расширение селения потребовало разделение его на 2 самостоятельных поселка: с 1892 года во всех документах и на официальных картах появились Верхняя и Нижняя Адими. Одно из первых описаний двух поселков Адими сделал Н.А. Насекин в 1895 году: «Деревня Адими состоит из двух групп: Верхней и Нижней<…>. Нижняя Адими начинается от устья р. Адими и тянется на 4 версты вверх по течению; в ней находятся часовня, школа и пост из 12 человек солдат с унтер-офицером от 10-го Восточно-Сибирского стрелкового батальона<…> Расстояние от последних фанз Нижней Адими до первых Верхней 1.5 версты, а затем по левому берегу р. Адими на 2 версты тянутся фанзы Верхней Адими. Протяжение всего села с отдельными фанзами достигает до 10 верст, длина же всей долины реки 12 верст».

К 1912 году Верхняя и Нижняя Адими стали крупными корейскими селениями, по данным А. Меньщикова, в них проживало, соответственно, 318 и 395 чел. В верхней Адими с 1901 года действовала церковно-приходская школа, построенная и содержащаяся на средства сельского общества, в 1912 году в ней обучались 22 мальчика, преподавателем и законоучителем был в начале Иоанн Ни, затем заведующим и законоучителем стал иеромонах Феодосий, учителями – Василий Лян и М. Сергиенко.

В Нижней Адими находились: церковно-приходская (министерская) школа, церковь, волостное правление и фельдшерский пункт. Нижнеадиминская церковь была построена в 1900 году на средства местных крестьян-корейцев в память принятия их в русское подданство. Храм каменный, вместительный и благолепный, был освящен в честь Святителя и Чудотворца Николая Мирликийского и Святой мученицы Царицы Александры.

Школа в Нижней Адими в разные годы была министерской и церковно-приходской. Об истории школы был опубликован в 1910 году очерк миссионера-священника Анания Артошенко во «Владивостокских епархиальных ведомостях».

В этой публикации представлены интересные и важные сведения о причинах появления школы и заинтересованности корейцев в ее развитии. «Корейцы, переселивщиеся на русскую территорию в начале 1870-х годов и желавшие закрепиться на ней навсегда, в первое же время, при отношениях с русскими, почувствовали необходимость в изучении русской разговорной речи и грамоты.

Сознавая, что знание русского языка и грамоты можно получить только в школе, корейцы стали заводить у себя русские школы, в числе коих является и Адиминская, открытая в 1890 году. Сначала эта школа была частного характера, и помещалась в простой корейской фанзе, весьма неудобной для занятий, учебников и учебных пособий не было, а учителями состояли корейцы, сами не вполне достаточно знавшие русскую грамоту, с трудом говорившие по-русски и совсем неподготовленные к учительской деятельности, поэтому и обучение в школе велось плохо.

В 1893 году на общественные средства было построено для этой школы новое, более удобное здание и нанят русский учитель Иван Иванович Низковских, окончивший Омскую учительскую семинарию. Этот учитель, прослужив в Адиминской школе шесть лет, много потрудился над ее благоустройством».

Построенное здание школы было одноэтажным, деревянным, на каменном фундаменте с крышей, покрытой железом. В школе было 5 помещений: класс, учительская, кухня, коридор, прихожая. Обучение в школе велось по программе Министерства народного просвещения, экзамены дети сдавали при Владивостокской гимназии. Ежегодное количество учеников в школе: 30-40 мальчиков и около 10 девочек.

В 1897 году здание школы было расширено, она стала двухклассной, с разделением учащихся на 4 группы. В одном классе со 2-й, 3-й и 4-й группами занимался дипломированный учитель, в другой с 1-й группой вел занятия выпускник школы, который готовился стать учителем школы грамоты.

В 1900 году Адиминская сельская школа была передана в ведение Владивостокского епархиального училищного совета, т.е она стала церковно-приходской. Этому событию предшествовало решение крестьян Адиминской волости, оформленное в виде «Приговора Адиминского волосного схода № 9 от 30 апреля 1900 г.».

В нем изложена мотивировка передачи школ Духовному ведомству:
«Наблюдая, что за время нахождения школ в ведении Министерства народного просвещения школы оставались без должного ближайшего надзора и были предоставлены произволу учителей, которые безконтрольны в своих действиях по школе и считают ближайшие волостные и сельские власти настолько некомпетентными, что не допускают их вмешательство в хозяйственный распорядок школ, считаем для себя чуть ли не личным оскорблением позволять поступки весьма нежелательные и вредные для наблюдательных юных умов и сердец наших детей.

С другой стороны, надеясь на полнейшую подчиненность и контроль при заведывании школами Духовного ведомства не только в части учебной, но и в наблюдении за нравственной жизнью учителей школ церковно-приходских, вполне сочувствуя таким приемам и духовно желая расширения не только образования, но и воспитания наших детей в духе церкви Христовой и для большого успеха и укрепления в нашем народе православной веры, признавая нужным и воспитание наших дочерей как будущих матерей семейств, единодушно признали необходимым передать все школы, ныне существующие и впредь имеющие быть открытыми в районе нашей волости, в ведение Владивостокского епархиального училищного совета».

С 1900 года Адиминская министерская школа стала церковно-приходской. В этом же году из Янчихинской волости была выделена самостоятельная Адиминская волость, и был учрежден Адиминский миссионерский стан с резиденцией миссионера в деревне Нижняя Адими все это способствовало росту селения и духовно-культурному развитию корейских переселенцев. В 1906 году, по инициативе Адиминского волостного старшины П.Н. Югая, было принято решение построить новое, более удобное и просторное здание школы. При этом П.Н. Югай предложил в новом здании, кроме обязательных двух классов, открыть еще и третий класс ручного труда для обучения сапожному, кузнечному, слесарному, столярному, переплетному и другим ремеслам. Кроме того, было предложено открыть при школе бухгалтерские курсы.

Новая школа была построена в 1908 году. Это было двухэтажное деревянное здание с каменным фундаментом и цоколем, размером 25х17х10 метров, с красивым балконом. В школе размещались: 4 просторных класса, 2 коридора, 2 трехкомнатные квартиры для учителей, библиотека, 4 кладовых комнаты. Школа отапливалась 17 печами (2 русскими, 15 голландскими). В новой школе обучались ежегодно 70?90 детей. Поступали в школу ученики в возрасте от 8 до 12 лет, а заканчивали ее 16 и 20-летними.

При школе работали 2 библиотеки: окружная учительская (716 книг) и местная ученическая (256 книг). Кроме того, при школе имелись наглядные пособия: физический кабинет, картины животных и растений, 20 карт по физической географии, 6 анатомических таблиц Фишера, карты всех частей света и полушарий, глобус и лунник, волшебный фонарь (куплен жертвователем за 165 руб.), кинематограф (приобретен Адиминским волостным правлением за 170 руб) и 13 геометрических фигур.

За время существования школы, с 1890 по 1909 год, ее окончили 142 ученика. Многие бывшие школьники нашли применение своим знаниям и навыкам. Молодые люди, из числа окончивших одноклассную школу, служили приказчиками в магазинах, писарями в сельских и волостных правлениях, а некоторые работали учителями школ грамоты. Один мальчик после окончания школы поступил в Благо-вещенскую духовную семинарию, а затем закончил Казанский университет (юридический факультет).

Среди окончивших двухклассную Адиминскую школу 5 юношей поступили в Казанскую учительскую семинарию и после ее окончания, учительствовали в местных церковно-приходских школах. Один выпускник Адиминской школы окончил курс Омской фельдшерской школы и работал фельдшером при Адиминской лаборатории. Несколько выпускников школы, успешно выдержав экзамены на звание учителя, работали преподавателями в местных церковно-приходских школах.

Верхняя и Нижняя Адими перестали существовать в 1937 году в связи с депортацией корейцев.
На месте бывшей корейской деревни Верхняя Адими сейчас находится небольшой поселок Пойма. На месте бывшей Нижней Адими – поселок Ромашка».

Теперь на месте села большой порт по приему древесины. Здесь имеются и ремонтные мастерские для обслуживающей техники.

Главная кормилица села

«Дорога, по которой мы едем, – говорит Олег Эдуардович, – это наша кормилица». Мы проектировали её целых 2 года! Её длина – 220 километров». Вначале эта дорога идёт по хребту, разграничившему Приморье и Хабаровский край.

Дорога серпантином уходила вверх, на одном их крутых поворотов Олег Эдуардович предложил выйти из машины и осмотреться. Я достал фотоаппарат и стал щелкать величественные виды приморской тайги.

– Вот посмотрите отец Вячеслав, – продолжал Олег Эдуардович, – японцы, когда уходили из этого места, они подожгли тайгу. Большая часть кедра сгорела, сейчас на этом месте растет ель, сосна, лиственные породы, кедра мало. Молодому лесу около пятидесяти лет, я здесь иногда собираю морошку. Пройдемте, я вам покажу, где она растет».

Меня обдувал ветер и жгло солнце, хотя у моря, откуда мы выехали и проехали потом около сорока километров, шел дождь, и было очень сыро. Туманы задерживаются в сопках, здесь уже другой климат. Дорога очень утомительная для водителей: были случаи, когда они засыпали и машина, до отказа груженная лесом, скатывалась в пропасть. Давайте на возвышенности поставим большой Крест и водители, увидев его издалека, будут более внимательны!” Перед нами как раз, дымя глубокой пылью, мчался пустой лесовоз и шел на большой скорости вверх.

Место, где Олег Эдуардович предложил поставить, второй Крест мне очень понравилось и мы поехали обратно к морю.

Установка второго Креста

На следующий день мы договаривались установить сам Крест. В девять часов утра мы должны были приехать на предприятие. Олег Игоревич дал свою машину в пользование. Ребятишек я поднял сравнительно рано, в семь утра, пока поднялись и умылись, я сварил манную кашицу, и мы позавтракали. Ехали по туману, нас поджидали, но всё необходимое еще не было приготовлено. Надо набрать бочку воды, цемента, доски для стяжек, песок смешанный с щебнем и только в одиннадцать дня выехали к назначенному месту.

В гористой местности мы ехали через облака, а здесь туман еще усилился, дорога была скользкой, машину иногда заносило. Нам навстречу шли груженные до отказа лесовозы, везущие по шестьдесят тонн леса (всего их в организации около 40).

На одном из поворотов мы остановились, я спросил водителя вахтовозки:

– Как вы здесь ездите, такой сплошной туман?

– Это еще ничего… вот в зимнее время, когда метет и ничего в метре не видно, приходиться выходить из кабины, оглядываться, чтобы не скатиться в пропасть. Протопчешь тропу и едешь несколько метров и потом опять также.

В это время подъехал лесовоз и водитель открыл стеклышко кабины и говорит: “Вы что, встали?”
– Да, вот едем Крест ставить, – сказал один из нашей группы.
Водитель лесовоза, около 60 лет от роду, ответил: “Да, тут нас крепко заносит! Может жертв поменьше будет».
– Вы старайтесь хоть меньше материться, – сказал я водителю. Тот посмотрел на меня и ухмыльнулся:

– Да, тут у меня аккумулятор сел, не заряжается…Ехать еще 30 километров, вот фары включил, и скоро совсем выключатся…Как дотащу груз, не знаю. Он, конечно, хотел выругаться своими нецензурными словами, но немного сдержался, посмотрел в нашу сторону. Усилил обороты двигателя, и машина весом в вагон пошатнулась, тронулась и рыча двигателем, поехала в сторону моря.

Мы подъехали к Кипрейной сопке. Если вчера я любовался горными пейзажами, то теперь все было в тумане, и моросил дождичек. Машины оставили на площадке, и сами стали заниматься разгрузкой Креста и всех необходимых материалов.

Белая машина со 9-метровой стрелой выгрузила Крест на саму сопку. Трудно было в скальном грунте делать яму для Креста: ломами отколачивали камни, и за час вырыли яму размером 90 на 90 на 90. Стали затаскивать сам Крест, карабкаясь в гору, так метр за метром продвинулись. С молитвой: “Кресту Твоему покланяемся Владыко и святое Воскресение Твое славим!” стали подымать сам Крест.

Строители все продумали заранее и подготовили доски сороковку для растяжек. По отвесу все выставили, и теперь грандиозный 5-метровый Крест возвышается на скале. Я стал служить молебен на сооружение нового Креста.

Три часа ушло на всю работу по установке Креста, и затем я с ребятишками направился к дому в Самаргу. В половине пятого дня мы подъехали к дому, Олег Игоревич нас поджидал. Затопили баньку, пообедав, мы вымылись и еще в протопленном доме отдыхали. Я позвонил Владыке Гурию, и решил доложить о том, что мы сделали. Владыка одобрил наши дела и сказал, чтобы как-то я проторил дорогу к старообрядцам. Я не знаю, чем закончиться мое хождение в их сторону. Живут обособленно, но есть желание попасть к ним на службу.

Продолжение следует…

Протоиерей Вячеслав Брегеда
https://www.facebook.com

Опубликовано в Миссия Церкви

26 сентября, в день предпразднства Воздвижения честного и Животворящего Креста Господня, на въезде в Усть-Среднеканскую ГЭС на реке Колыма сотрудниками Станции был установлен поклонный крест.

 

Чин освящения креста совершил настоятель храма в честь святителя Тихона, патриарха Московского, при ГЭС иеромонах Давид (Айрапетов).

 

Пресс-служба епархии

 


Опубликовано в Церковь

Дорога на Дальний Восток
Муж моей дочери Анны Александр Семёнов после окончания семинарского курса был направлен по распределению на Дальний Восток. Первое его служение было на острове Сахалин. Мы с супругой летали на самолете и навещали наших близких людей.
 

Поездки были на крещение внучки, ну и другие события, потом он служил в Арсеньевской епархии и там родилось еще двое внуков. Я решил как-то полететь в среду и возвратиться в пятницу и попасть на три дня рождения – первое своей дочери 28 января, потом внука 30 января и наконец, внучки Марии 4-го февраля.

Проведя в Арсеньеве два года, мой зять – отец Александр стал служить в храме интерната слепоглухих Сергиева Посада и за трапезой после службы рассказал о намерении Владыки Гурия, епископа Арсеньевского и Дальнегорского, воздвигнуть Кресты на севере, юге, востоке и западе своей епархии. Взглянув на карту, можно увидеть, что некоторые места очень труднодоступны и находятся в глубине тайги. Меня очень заинтересовало это мероприятие. Созванивался с помощниками Владыки, когда будет такой выезд или поход с таким назначением. Взяв летом отпуск, я решил поехать снова на Дальний Восток с внуками.

Получив все документы, стали готовиться к выезду. 28 июня мы послужили в престольный праздник нашего храма и вместе с иконами Божией Матери Табынской и великомученицы Параскевы сходили на освящение источника. Вечером же надо было спешить на поезд Москва-Владивосток.

Мне самому очень хотелось проехаться по всей России за неделю, и таким образом добраться на конец своей страны. В десять часов вечера дочка на машине меня с тремя внуками и с вещами доставила к электричке, и мы поехали в сторону Ярославского вокзала. Прождали там, около получаса и объявили о посадке на поезд. Подошли к 12-му плацкартному вагону, у нас проверили электронные билеты, наличие документов, и мы вошли в поезд. С местами было трудно, по интернету увидел наличие только пяти и выбрал из оставшихся четыре. В 00.35 минут наш поезд отправился, получили белье, и разложив его, внуки угомонились и вскоре крепко заснули. Я же долго ворочился и пытался в окошке разглядеть свой родной город Сергиев Посад, который мы проезжали около двух часов ночи. Поезд увозил нас все дальше и дальше.

Проехали в ночь город Киров, откуда наши паломники от прихода шли пешком во время 6-дневного Великорецкого Крестного хода. Затем Пермь, Екатеринбург, Омск, Новосибирск. Пассажиры выходили, вновь заходили. Солдаты, закончившие службу, начищали свои мундиры и пришивали шелковые белоснежные эполеты. Призывники, получив свои пайки, делились с моими ребятишками и размещались на свободных полках. Днем у всех одни разговоры, а ночью слышится храп.

Заглянув в окно можно было увидеть, как затопило окрестности Тулуна и сам город, как плавали дома в воде. Наш поезд не останавливался, хотя автомобильную трассу закрыли из-за паводка, и мост был в воде. Дамба была рассчитана на девять метров в высоту, а уровень поднялся до 14-ти метров, через пять дней вода сошла, и только потом пустили транспорт. А наш поезд по расписанию продолжал свой ход и только перед Хабаровском он задержался на целый час.

В нашем вагоне был еще один пассажир, который тоже ехал из Москвы до Владивостока – венгр по имени Бен. Он намеревался добраться до Японии, а потом попасть и в Китай. Мои внуки, солдаты и простые граждане нашей огромной Родины общались с ним через приложение в смартфоне.

Затем мы отправились в Дальнегорск. Переночевав в Дальнегорске, поехали в сторону поселка Терней и затем в село с названием Амгу. До Тернея дорога временами была асфальтная, а после только грейдеровская. Где-то в два часа дня нам навстречу ехала машина с самим Владыкой Гурием. Он был сам за рулем и направлялся в Дальнегорск, чтобы совершить там богослужение. Владыка посоветовал нам после Амгу поехать в село Светлая, чтобы установить там Крест.

Распрощавшись, мы еще около пяти часов добирались до селения Амгу.

В Амгу

На следующий день после нашего приезда мы совершили всенощное бдение к празднику памяти апостолов Петра и Павла. Дни были солнечные, и в самый день праздника мы прошли Крестным ходом по всему селению. Отец Димитрий Селивановский кропил встречающиеся машины и прохожих, всем было в удивление само шествие.

В Крестном ходе было около десяти детей, они несли небольшие иконы и около пяти взрослых. Старенькие прихожане не поспевали, и приходилось останавливать шествие и дальше двигаться. Усердные богомольцы наготовили пирожков с рыбой, постные коврижки и тонкие блинчики, приготовленные на газированной минеральной воде. Присутствовали трое священников: отец Илья из Владивостока, иерей Димитрий Селивановский, и я.

Отец Илья рассказал, как сбился с дороги от селения Светлое, и пришлось ехать всю ночь в сопровождении проходимых машин Урала и Камаза по береговой дороге, где его постоянно вытаскивали. После обеда он на своей машине направился во Владивосток.

В селении Амгу постоянно встречаешь легковые автомобили наверху с привязанными резиновыми лодками. Оказывается, тут живут все охотники и рыболовы. Работы здесь нет никакой, только промысл. Около магазина можно встретить подвыпивших мужчин, которые потом садятся в свои джипы и гоняют по селу. Были случаи, что медведь заходил сюда и потрепал одного мальчонку, но собака стала грозно нападать на хищника, и тот убежал в свой лес. Рассказывают, и хозяин уссурийской тайги, полосатый тигр нападал на детей. Его застрелили, а потом было долгое разбирательство, почему убили хищника, внесенного в Красную книгу.

Полили дожди, и местные жители напугали меня, что их каждый год заливают паводки, что вода стоит на посадочном поле аэродрома. Выехать в Светлое мы не смогли, и только во вторник следующей недели появилось солнышко. Меня порадовали, что будет вертолет до Самарги.

В Самаргу

Я часто приходил к домику аэровокзала и надоедал. Вначале задерживали вертолет из непогоды в Тернее, но потом сказали: «Срочно идите за вещами, через час будет посадка». Наскоро купили билеты, и вот мы уже в экипировке двигаемся к концу посадочного поля.

Вертолет рассчитан на тридцать человек, все сидят по краю, а в середине вещевой склад из рюкзаков, почты и всего имущества пассажиров. Наконец завели двигатель, он погудел и стал набирать обороты. Машина колыхнулась, и мы оторвались от земли. Вскоре мы увидели селение Амгу с птичьего полета, наконец, океан и дальше вдоль берега мимо сопок направлялись на север. Бескрайнюю тайгу и сопки меняющееся можно было разглядеть в маленькое круглое окошечко.

До отлета я договаривался с администрацией поселения Самарга об установке Креста. Нам ответили, что глава селения отлетает на нашем вертолете обратно в Терней, но жалеет, что не будет участвовать в этом мероприятии.

Мы с отцом Дмитрием поясняли, что Крест хотим поставить не в самом селении, а на Золотом мысе – это восемнадцать километров от Самарги. Там базируется войсковая часть морского флота и находится действующий маяк – это самая восточная часть Арсеньевской епархии.

Пропорции Креста по Требнику

Муж главы администрации Олег Игоревич связался с представителями части и те решили нам помочь в этом деле. Прилетев в Самаргу, из окошечка я увидел маленький домик, где была прибита надпись “Аэродром Самарга”. Сняли с вертолета наши вещи – рюкзаки, палатку и две сумки, и мы направились к домику аэродрома. Нас встретил Олег Игорьевич на своей проходимой машине Тойоте, и мы поехали в селение. Здесь еще севернее, прохладнее.

На следующий день Олег Игоревич раскрыл свои запасы строительного материала, в частности три бруса 15 на 15 длиной четыре метра, и стали дожидаться представителей войсковой части. Где-то к часу дня подъехала машина Зил-157, как его называли “калун”. Весь обшарпанный, из него вытекала охлаждающая жидкость. Старшина 3-й статьи Игорь Валерьевич представился и предложил на месте у дома сделать Крест. Я согласился и стали замерять, чтобы Крест соответствовал всем нормам.

Взяли за образец церковную книгу “Требник”, и по нему стали составлять пропорции Креста.

Солдатик по имени Костя, оказался очень сообразительным и все выпилил ручной бензопилой по нашим замерам с расчетом до миллиметра. За час Крест был готов и собран. Попили чай и загрузили Крест в кузов машины. Игорь Валерьевич ехал в кузове, а я с маленьким Колей и солдатом Костей в кабине машины. Более двадцати километров надо было проехать по ухабистой дороге.

Подъехали к базе лесозаготовителя «Тернейлес», где предстояло заготовить металлическую часть креста, которая должна заливаться бетоном в земле. Сварщик предложил изготовить из лопастей тракторной гусеницы эту часть креста. Крест потяжелел еще килограммов на сорок. Поначалу его грузили вчетвером, а теперь и шесть человек было мало. После погрузки выехали в сторону маяка к войсковой части. Минули базу лесозаготовителя, где круглосуточно вывозят таежный лес и грузят на корабли, затем отправляют на завод в город Пластун или Терней для переработки древесины.

Продолжение следует….

Опубликовано в Миссия Церкви

Информационный отдел Хабаровской епархии

 

1 июня 2019 года в селе Вознесенское Амурского района была совершена установка креста и памятной таблички на месте возведения будущего храма в честь Вознесения Господня. Молебен перед установкой совершил секретарь Хабаровской епархии иеромонах Николай (Белозеров) в сослужении благочинного Амурского благочиния протоиерея Алексея Лавренюка, руководителя миссионерского отдела иеромонаха Софрония (Медведенко), настоятеля Градо-Хабаровского собора Успения Божией Матери иерея Дионисия Ногтева.

Молебен начался в 12 часов дня, собрав жителей поселка вместе с главой поселения Лилией Калиниченко, ктитором храма, директором компании «Амур Минералс», входящей в состав «Русской медной компании», Александром Лукьяновым.

После освящения креста и памятной таблички состоялась их установка в специально приготовленном месте.

- Строительство городов и сел на Руси всегда начиналось со строительства храма. Наши благочестивые предки знали, что именно тогда над этим местом будет пребывать Божие благословение, потому что в храме мы входим в соприкосновение с Богом, - обратился к собравшимся отец Николай. - А ведь у людей, живущих в отдалении от крупных центров, есть, что попросить у Бога, потому что условия жизни здесь очень непростые и требуют больших сил: физических и духовных. Знаю, что со строительством в вашем селе храма будет меняться к лучшему и вся ваша жизнь.

На молитву собралось очень много детей, поэтому, как отметил батюшка, очень важно, чтобы они жили с верой в сердце, так как именно вера делает человека добрее, а без добра не может быть счастья.

Глава поселения Лилия Калиниченко рассказала, что вот уже более ста лет на вознесенсской земле нет храма, а потому очень много жителей обратились в епархию к правящему архиерею – митрополиту Хабаровскому и Приамурскому Артемию - за благословением на его строительство.

- Также жители обратились с просьбой о помощи в «Русскую медную компанию», которая ведет разработки золотомедного месторождения в нашем районе, и руководство компании откликнулось на эту просьбу, - сказала Лилия Геннадьевна.

Глава поселения отметила, что в этом году поселку исполняется 155 лет, а потому восстановление исторической справедливости – возрождение храма – будет хорошим подарком всем жителям.

- Для нас важно начинать свою деятельность в Амурском районе именно с восстановления храма, - подчеркнул Александр Владимирович. -   У нас в компании принято брать на себя значительную социальную ответственность, поэтому, в том числе, мы готовы помогать в деле поддержки традиционных ценностей – строительстве храма.

После общей молитвы все желающие смогли приложиться к иконе святой блаженной Матроны Московской, чей образ с мощами был специально привезен на вознесенскую землю для духовной поддержки и утешения жителей села. На память об этом событии каждый получил иконку святой Матроны.



Смотрите фоторепортаж

Опубликовано в Церковь