Православный священник–китаец Димитрий Чжан Линьсэнь
 
 
Воскресенье, 28 Апрель 2019 04:22

Православный священник–китаец Димитрий Чжан Линьсэнь

Иерей Димитрий Чжан Линьсэнь родом из-под Пекина, из китайской семьи. Уже два года он служит священником Русской Православной Церкви. Сначала — в Саратове, а теперь в Еврейской автономной области. После пяти лет семинарии  батюшка ощущает себя приехавшим с «Запада» на «Восток», хотя его низкорослая фигура в жилетке на белом подряснике и вязаной скуфейке больше напоминает китайца из этнографического альбома, только длинные волосы не заплетены в косу.

Благовещенская епархия пригласила отца Димитрия встретиться с китайскими студентами благовещенских вузов для разговора о православной культуре на родном языке. Удобным моментом проведения встреч стала православная выставка-ярмарка в Общественно-культурном центре. Несмотря на плотный график священника нам удалось задать необычному гостю несколько вопросов.

Отец Димитрий, расскажите, как Вы пришли к Богу, где это случилось – в России или в Китае?

В Китае. Моя бабушка говорила, что Бог есть. Она росла в то время, когда в Китае ещё была сильна религиозная традиция. После смерти бабушки я задумался над её словами и стал изучать религиозные культуры. Остановился на католичестве, стал читать католические книги. Но мне было непонятно, если христианству больше двух тысяч лет, почему в католических книгах о втором тысячелетии написано очень много, а о первом тысячелетии – мало? Стал подробно изучать первое тысячелетие христианской истории.

Оказывается, были Вселенские соборы, это важнее того, что Папа Римский говорит. Апостол Павел основал церкви в Греции, почему только Рим? То же самое было с протестантизмом. Только Библия! Хорошо, а где ваша история? Вот апостолы, а потом полторы тысячи лет пропускаем. Как так? Я узнал, что есть Православная церковь, стал интересоваться, нашёл книги.

Конечно, церковь должна быть одна, и это Православная церковь. Позже я попросил у отца Дионисия, православного священника из Гонконга, благословения учиться в семинарии. Поехал в Саратов, где год учил русский язык, а потом закончил семинарию. Один год служил в Саратове священником, потом попросился служить в Еврейскую область, к владыке Ефрему, с которым познакомился в Гонконге.

Батюшка, Вы сейчас служите приходским священником в приамурском посёлке Амурзет. Какая, на Ваш взгляд, самая трудная духовная проблема жителей Дальнего Востока, которую Вы пытаетесь решать как пастырь Русской Православной Церкви?

Это общая проблема православия, не только на Дальнем Востоке. Люди крещёные, но не стремятся вести православную жизнь. Человек крестился и думает, что этого достаточно. Потом его отпоют – это второй раз, когда церковь нужна. А жизнь где? Спрашиваю у человека:

— По воскресеньям в храм ходишь?

-Нет, мне некогда.

-А кем работаешь?

-Водителем.

-У Александра Невского было время по воскресеньям в храм ходить, а у тебя нет? Ты что, больше князя работаешь, у тебя забот больше? Ты в воскресенье работаешь? Нет, ты просто спишь в воскресенье…

Другая проблема в том, что многие русские люди ничего не знают о Боге и не стремятся знать Православие. Но если ты русский и не знаешь Православия – ты не знаешь своей истории. А кто ты без своей истории? Просто пыль перед Богом. Александр Невский, Дмитрий Донской, Борис и Глеб – вот твоя история, вот Россия и Русь Святая, о которой говорят. Почему святая? Потому что были эти святые. Кто ты без них? Они стали святыми, потому что следовали православной вере. Если ты не следуешь православной вере, вере святых и своих предков, кто ты тогда?

Вы, русские, говорите, что украинцы, белорусы и русские – это как один народ. Хорошо, а что сделало их одним народом? Крещение сделало, князь Владимир сделал. Он выбрал Православную веру и из купели вышел один народ.

Если мы затронули тему соотношения национального и религиозного, то спрошу Вас как китайца. На иконе Явления Божией Матери на Амуре в 1900 году изображена Богородица, которая защищает русский Благовещенск от китайских пушек. Как Вы воспринимаете эту икону?

Я воспринимаю это иначе. Я вижу на иконе, как Богородица защищает христианскую церковь от язычников. Если бы тогда китайцы были православными христианами, а русские — язычниками, то всё было бы наоборот, Богородица защищала бы китайцев. Поэтому я горячо молюсь Иисусу Христу и Богородице о просвещении китайского народа светом православной веры и прошу всех знакомых священников и прихожан молиться об этом.

На встречах с китайскими студентами в Благовещенске Вам задавали вопросы, которые касались конфликтных эпизодов истории русско-китайских отношений. Например, о том, что русские войска участвовали в подавлении восстания ихэтуаней на территории Китая. Вам было трудно отвечать?

Нет, совсем не трудно. Религия должна быть вне политики. Я могу отвечать только о том, что касается православной веры. Если речь идёт о войнах, о политических конфликтах, это не моя тема. Когда русские кричат «Слава России», — это тоже не имеет отношения к Православию. Если ты любишь своё отечество – хорошо, но Православие не ограничивается русскими. В Саратове я несколько лет служил дьяконом, ходил по улице в подряснике и встречал таких странных националистов. Некоторые люди говорили мне, что если ты не русский, то не должен православную одежду носить, не должен быть православным. Я говорил – хорошо, если по-вашему я не могу быть православным, то всё равно буду с Христом.

Подводя итог Вашим рассуждениям о национальном и религиозном, можно сказать так: «русский – православный» – звучит естественно, как тождество своей истории и культуре, но в обратную сторону не прочитывается. Сказать: «православный – значит, русский», — это ошибка, поскольку Православие – универсальная религия.

Отец Дмитрий, Вы хорошо знаете церковно-славянский язык богослужения, а на каком языке Вы молитесь в домашних молитвах?

Бывает по-разному. Если хорошо знаю молитву по-славянски, читаю и мысленно по-славянски, иногда молюсь про себя по-китайски. Когда вслух, то тоже бывает по-разному. Первый раз текст молитвы трудно читать, это всем, не только мне трудно. Например, я служил литургию у казаков в селе Биджан. Говорю:

-Апостол кто-то может прочитать?

– Нет.

– А Третий и Шестой час?

–Можем, — говорят, это часто читается.- Когда много раз повторяется один текст, то уже не сложно.

Как Ваш необычный облик священника воспринимают на родине в Китае?

Прежде всего, православие – это часть китайской истории, китайскому Православию больше трёхсот лет.Были священномученик Митрофан Цзи и другие китайские православные мученики за веру, были епископы Симеон Ду и Василий Яо, есть Китайская Автономная Православная Церковь. Я рассказываю об этом студентам-китайцам, они плохо знают эту часть нашей истории. Многое было забыто и утрачено. Сегодня мой внешний вид в Китае кажется необычным. Таможенники удивляются моим длинным волосам и подряснику. Чтобы не было ненужных расспросов, говорю, что я – художник, тогда моя внешность не вызывает недоумения.

В течении трех встреч отец Димитрий рассказывал студентам АмГУ и БГПУ об истории православия в Китае как составной части китайской истории и культуры, об отличии православия, католичества и протестантизма, а также о причинах разделения христианских конфессий. В тех группах, где был низкий уровень знаний, священник касался азов христианства и Библейской священной истории, делал экскурсы в буддизм и ислам на территории Китая.

По словам присутствовавших на встречах преподавателей амурских вузов иностранные студенты продемонстрировали неоднородный уровень знаний. Среди них были и те, кто обучается на подготовительном отделении, и аспиранты, которые уверенно задавали вопросы на русском языке. Некоторые из них пишут научные работы по вопросам русского населения в Китае, включая религиозные аспекты этой темы.

В числе интересных вопросов от студентов: “где в городе находится православный храм? как отец Димитрий стал православным священником? Почему православные почитают Деву Марию?”

Организаторы встречи из числа преподавателей высших учебных заведений выразили благодарность Благовещенской епархии и отметили, что беседа вышла содержательной, а у ребят остались хорошие впечатления.

В качестве подарка, посетители встречи получили книги о православии на китайском языке.